ВЛАСТЬ

Местные власти еще не готовы принимать бюджет на следующий год

gleb-pry-gunov

В прямом эфире программы 51 канала «Вечерняя мясорубка» побывал председатель областного совета Днепропетровской области Глеб Прыгунов.

Об этом сообщает Информатор с места событий.

— Добрый вечер! Простых вопросов не будет. Готовы ли вы? 

Глеб Пригунов: Не знал, что у вас такие правила. Это во-первых. А во-вторых, не считаю какие-то вопросы сложными или простыми. Я стремлюсь быть понятным, открытым. Поэтому – любые вопросы.

— Давайте про бюджет. Уже его нарисовали? 

Глеб Пригунов: Можно я сразу – вопрос задам? Почему – «Мясорубка»?

— Потому что мы считаем, что у нас весело.

Глеб Пригунов: А кто – «мясо»?

— Это мы сейчас посмотрим. Готовы принимать бюджет будущего года?

Глеб Пригунов: Нет, еще даже не приходили к его детальному рассмотрению. Мы не получили его еще.

vechernyaya-myasorubka

— Какие-то графы уже есть – по кускам хотя бы?

Глеб Пригунов: На 2017 год? У нас есть только понимание от фракций – того, что они хотят увидеть в бюджете 2017 года. Даже в первом приближении мы его еще не получили из облгосадминистрации – ну, так бюджетный кодекс устроен, что она является субъектом подачи. Поэтому про 2017 год, я считаю, что преждевременно говорить сейчас.

— Сколько в 2016 году денег собрали в казну? 

Глеб Пригунов: Вы имеете ввиду областной бюджет? 12 млрд грн – был после всех уточнений принят областной бюджет.

— Это почти как бюджет Днепра. А сколько ожидается в 2017-ом?

Глеб Пригунов: Просто как вы относитесь к бюджету в принципе. Областной бюджет – 11,9 млрд грн. В 2017-ом бюджет будет расти.

— Может, ожидания какие-то есть? 

Глеб Пригунов: Рост, но не в каких-то радикальных цифрах.

— 12, 13, но не 15? 

Глеб Пригунов: Нет. При этом, чтобы вы понимали: говорить надо о бюджете развития. Потому что в этих 12 млрд грн у нас только коммунальные услуги и энергоносители – 10,5 млрд грн.

— Так что – всё проели почти? 

Глеб Пригунов: у нас бюджет развития – 1 млрд 400 млн грн. Это то, что тратится действительно на развитее. А по отраслям – в каждой есть небольшие доли: образование, соцзащита, охрана здоровья… Ну, по той же охране здоровья на 150 млн грн из бюджета развития будет в этом году окончательно приобретено медоборудование и медикаменты.

На сегодня уже довольно большая часть из намеченного реализована. В большинство больниц третичного уровня, которые областные – такие как «Мечникова», перинатальный центр, областная детская – уже оборудование закупили и поставляют. Например, долгожданный ангиограф в больнице им. Мечникова – это более 30 млн грн. Его ждали очень много лет, и никто не мог сдвинуть эту проблему с мертвой точки.

— Если уж мы заговорили про медицину. В Днепре сейчас большая проблема: 29 больниц второго уровня медицинской помощи, которые на балансе облсовета, не имеют средств для питания пациентов. А туда сейчас привозят бойцов АТО. Волонтеры этим вопросом занимаются.

Глеб Пригунов: В 29 больниц завозят бойцов АТО?

— Они говорили, скажем, про горбольницу №16. Хотя конкретно речь о некотором возмущении активистов, которые педалируют эту тему. Говорят, мол, несите к 16-ой больнице еду, дескать, раненых кормить нечем.

Глеб Пригунов: По поводу конкретно 16-ой больницы и по поводу еды для раненых я уточню, конечно. Но вопрос же не в том. Вы же ставите вопрос о 29 больницах, где не получают питание. Когда это произошло – сегодня, вчера, два года назад? Если в 2014-ом… Кстати, волонтеры поднимали вопрос в 2014 году о том, что у нас – тысячи раненых.

Через Днепропетровскую область прошло более 6 тысяч раненых. Это все происходило изначально только за деньги областного бюджета и волонтерские средства.

Вот тот плюс за счет войны – я имею ввиду плюс по больным – в подавляющем большинстве покрывалось всё за ресурс, собранный волонтерами. Потом эта ситуация подравнялась.

gleb-pry-gunov-1

— Весной 2015 года снова возник такой вопрос…

Глеб Пригунов: Мы получили государственную субвенцию – именно на оплату лечения пострадавших на востоке. Плюс – там же еще была, ну, не проблема, а, скажем так, задача по поводу переселенцев, которые тоже стали членами нашей территориальной громады, жителями нашей области, и такие же получали услуги. В том числе и медицинские.

Все это нужно было финансировать из областного бюджета. Мы получали субвенции из госбюджета.

— Сколько в год составляла эта субвенция?

Глеб Пригунов: Она идет не на человека, а на отрасль. Я сейчас не могу сказать в цифрах, сколько точно это было.

— Хорошо. 

Глеб Пригунов: Но это – десятки миллионов. Просто почему такая ситуация. Как вы сказали – не майно, а власність…

— На балансе облсовета имелось ввиду. 

Глеб Пригунов: Вот это вот! Что это значит? Как эта ситуация возникла, наверное, все прекрасно понимают.

— Нет, лучше нам, пожалуйста, разъясните, как семилетним. Потому что мы, честно говоря, пытались понять и не поняли.

Глеб Пригунов: На самом деле, это мое глубокое убеждение, что в этом разбираться… Вот, вы говорите, как, мол, семилетним объяснить… Нужно сделать так, чтобы не было вопросов – это наша задача, мы к этому будем стремиться. Но, если разбираться…

— Про еду и лекарства хотелось бы услышать.

Глеб Пригунов: Да, с чего это началось? С пресловутой медицинской реформы. Вернее – с пресловутого эксперимента, который проводили в нашей области. Он начался с 2011 года, а где-то в 2013-ом это всё уже запустилось по полной…

Тогда все медицинские учреждения перешли на баланс, как вы говорите, областного совета. Мы сконцентрировали бюджеты – государственный, областной и местный. Мы же с вами понимаем, что те территории, которые не самодостаточные, были, есть и остаются сегодня. Им тяжело держать на нормальном уровне медицинскую услугу.

И, слава богу, мы только в этом году… Министерство здравоохранения в июле, наконец, приняло решение, что медицина уходит от пресловутых койко-мест и переходит на медицинскую услугу. И финансироваться должна медицинская услуга. И мы теперь должны сократить, как это сказать, — оптимизировать медицинскую сеть. У нас есть…

— То есть опять-таки уменьшить?  

Глеб Пригунов: Что нам нужно? Те пустые отделения, где люди бывают только днем, ходят туда как на дневной стационар? Нужно не уменьшать, а оптимизировать – с точки зрения энергоресурсов, медицинских услуг…

— Не знаем, как там, в селах, но в Днепре нельзя сказать, что там пусто. Напротив – там как-то уж очень и очень людно – в наших-то больницах. 

Глеб Пригунов: В некоторых – да. А в некоторых не так и людно – ночью и на выходных. Вы пройдитесь по этим отделениям. Об этом и стоит вопрос. На сегодня там просто немножко поменяли число коек, которые необходимо иметь в городе. Речь же идет о тысячах человек. То есть 60 коек – на 10 тысяч населения.

И Днепропетровск, и Кривой Рог, и другие наши крупные города имеют сейчас больше этих коек. И мы сегодня можем вполне это оптимизировать, предоставлять другие услуги. Хосписы, какие-то реабилитационные и санитарно-курортные центры.

— Эти койки остаются, там не будут открывать банки и магазины? 

Глеб Пригунов: Не будут

— Вопросов очень еще много. Жаль с вами расставаться, но пришла пора нашей постоянной рубрики «Минута славы». Ваше обращение к жителям области? Жгите, пожалуйста, они вас слушают.  

Глеб Пригунов: Я уверен, что всё начатое приведет к тому, что мы будем ответственно подходить к тому, что нас окружает. К окружающей среде, деньгам, бюджетам, больницам. Мы станем хозяевами на своей земле, в своих городах и селах, и мы будем достойно жить.

— Спасибо большое!

Глеб Пригунов: Спасибо и вам!

 

Последние новости Днепра

>>> Защитники Украины поздравили побратимов с праздником (ВИДЕО)
>>> Спортсменка из Днепра успешно выступает на Гран При Европы по бадминтону

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2016 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания informator.dp.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: